Аналитическое утро

Иронические рассказы

Утро наступает для всех по-разному…
Кого-то оно встречает яркими солнечными лучами и приятной свежестью бытия, кому-то дарит надежду и радость осознания того, что жизнь продолжается, а кто-то, проснувшись, тут же хочет опять заснуть и долго не просыпаться, что бы ни думать о всеобъемлющей нищете предстоящего дня…
Василий, к сожалению, а, может быть, к счастью, (он пока еще не принял однозначного решения) имел аналитический склад ума.
Анализировал Василий все и всегда.
- А не посмотреть ли нам, что это мы съели? – иронично говорил он сам себе, направляясь в небольшую изолированную для специальных целей комнату, с установленными в ней испанским «компактом» и «тюльпаном».
- Однако анализ сегодня по отдельным параметрам не удался! – задумчиво, с определенной долей здорового юмора, произносил Василий.

Но, если будучи более молодым, Василий благодаря интуиции, знаниям и складу характера лихо принимал решения, выполнял что-то и только потом анализировал и делал выводы, теперь, в более зрелом возрасте, он стал определенно другим.
Все изменилось.
Всплески проявления признаков активного молодого задора при принятии решений и принцип «подними и опусти руку» еще имели место быть, но были крайне редки, а их активность оценивалась максимум в три балла.
- А, зачем? – спрашивал он себя мысленно, когда, что-то предстояло сделать: - Кому это выгодно? Какими негативными последствиями это может обернуться?
Многолетняя привычка все анализировать с годами претерпела некоторые изменения.
Склонность к анализу осталась, но ощущения, которые Василий получал после проведенной аналитической работы, сильно видоизменились.

После некоторых размышлений и анализа ситуации, которая сложилась во внешнем и внутреннем окружении этих ощущений, Василий пришел к неутешительным выводам, что именно является безусловной и хорошо осязаемой причиной этих изменений.
- Как интересно. У этой причины даже имя есть! – мысль, пришедшая в пытливый Васин ум, имела реальную натурализацию - тело охватил легкий озноб с элементами эротического возбуждения.
- Вот она причина – гарная дивчина! – шепотом констатировал Вася и закрыл глаза: - Надежда! Мой компас земной!.. Боже, спаси и сохрани…
Увы, так бывает.
Многолетняя совместная жизнь с любимой женщиной, которая вот уже без малого 35 лет была еще одновременно и любимой женой Василия, привела к таким, видимо уже необратимым, последствиям и изменениям его внутреннего мироощущения.
Василий, находясь в легком эмоционально-наркотическом шоке, продолжал сидеть с закрытыми глазами.
Верхние веки приобрели тяжесть двухпудовых гирь, поднять их без тренировки, чтобы открыть глаза не было никаких сил. Да, и желания открывать глаза, честно говоря, тоже не было.
- А, зачем? Зачем их открывать? – с таким простым, и главное далеко не риторическим, вопросом обратился Василий к самому себе: - Может быть, я увижу что-то новое? Нет, не увижу!
- Может быть, открыв глаза, я увижу как по лестнице, откуда то сверху, наверное, с небес, а, скорее всего, просто из своей спальни, еще не успевшая остыть после сна, спускается моя любимая жена Надежда, медленно подходит ко мне, грациозно покачивая теплыми, зовущими в эротическую даль, бедрами, и говорит своим бархатным голосом:
«Доброе утро, милый! Чашечку кофе?.. – продолжал мучить себя вопросами Вася: - Нет! Не увижу!
- А, может быть, я увижу, как Надежда подходит ко мне, слегка наклоняется к моему плечу, обжигая его прикосновением своей горячей, трепещущей от желания и страсти, груди, опускает на мою голову свои нежные теплые ладони, шепчет что-то неразборчивое, улыбается и при этом приятно щекочет своими губами мочку моего уха?.. Нет, не увижу!
- Или поздним весенним вечером, - продолжал свои фантазии в режиме «вопрос и моментальный ответ» Василий, - я вдруг не только увижу, но и услышу как любимая жена Надежда встает со своего релаксирующего кресла, закончив просмотр познавательного канала «Теле путешествия», и собираясь дефилировать в свою специально изолированную для нее трехкомнатную спальню, говорит Василию томным голосом:
- Дорогой, может, ты проводишь меня в спальню? Я хотела тебе что-то показать…
- Нет! Этого я точно и не увижу, и не услышу! – печально резюмировал Вася.
Глаза по-прежнему не хотели открываться.
- Как скучно и грустно, и некому руку подать в минуту душевной тревоги! – вспомнились Василию эти до сих пор злободневные строчки Михаила Юрьевича Лермонтова.
- Все анализируешь? – как гром среди ясного неба прозвучал в утренней тишине голос Надежды.
- Господи… Помяни черта, он тут как тут! – мелькнула тревожная мысль в Васиной голове, еще не вернувшейся из эмоционально-наркотического дурмана: - Надо же…
- Ой! И глазки у нас открылись. Наверное, опять Лермонтова вспоминаешь? – ирония Надежды была безупречна, а умение видеть насквозь – просто уникально.
- Да, я… - тихонько вставил Василий свое мужское слово.
- «Как скучно и грустно», «в минуту душевной тревоги»! Замечательно! – продолжала иронизировать Надежда: - Скажи еще, что художника может обидеть каждый!
- Это так.
- Господи, как я устала! – изрекла Надежда, как нечто само собой разумеющееся, и элегантно опустилась в кресло напротив Василия, закинув ногу на ногу и сексуально оголив правую ягодицу.
- Надя, не нужно нервничать, – пытался успокоить жену Василий: - Посмотри, какое прекрасное утро. День только начался. Ты прелестно выглядишь!
- Ты издеваешься! Я всю ночь не могла заснуть: то грузовики гудят, то душно, то вдруг из окна дует, то мысли разные. Только в пять утра заснула!
- Да, сложно тебе… - произнес Василий, а мысли его, между тем, были далеко. Он зачарованно смотрел на правую ягодицу жены, которая вдруг начала ни с того ни с сего пульсировать. Приглядевшись, Вася понял, что ягодица, не смотря на свою упругость, ведет себя достаточно спокойно и не имеет, какого-либо желания шевелится.
Пульсирует же его глазное яблоко, давление в котором резко подскочило от общего сексуального напряжения.
- Я не поняла. Это, что сейчас было? Ты издеваешься?
- Отнюдь.
- Смешно. И куда это мы смотрим? Вчера в бане не насмотрелся? – напомнила Надежда саркастически.
Василию же, напротив, было не до сарказма.
Он помнил их вчерашнее посещение сауны очень хорошо.
Ему посчастливилось. Надежда соблаговолила обратиться к нему с просьбой, а по сути, позволила помассировать руками и потереть себе массажной щеткой спинку.
Приятно ли было Надежде от прикосновения рук мужа? Это вопрос.
Надо подумать, тут возможны варианты. Например:
- Это было немножко вяло, - или: – Щетка какая-то жесткая!
И так далее.
Василий же помнил, как он массировал упругую распаренную спину любимой жены, до сих пор. Он помнил ЭТО каждой клеточкой своего до неприличия сентиментального организма.
Прикосновения к горячему родному женскому телу все еще ощущались на его грубых мужских ладонях.
Воспоминания о том, что ему довелось не только ощутить руками не всегда доступную женскую плоть, но и некоторое время с наслаждением лицезреть все то, что можно было увидеть, смотря на обнаженное тело любимой жены сзади, приятно возбуждали его.
- Вася! Ау! Вижу, насмотрелся. Ну, и хорошо, - удовлетворенно, с чувством честно выполненного утреннего долга, подвела черту Надежда.
Василий молчал. Что он мог возразить? Да и зачем?
Тем более жена в очередной раз оказалась права…

Не смотря на высказанную мужу усталость, Надежда, усмехнувшись, легко приподнялась из кресла и ушла обратно в спальню. У нее свой график, своя сложная жизнь.
Василий остался один.
Нет не один!
Остались мысли.
И еще в комнате остался знакомый и возбуждающий запах любимой женщины, которая вот уже без малого 35 лет была еще одновременно и любимой женой Василия.
Аналитическое утро могло закончиться, но оно продолжалось.

09.04.2013 г.

Андрей Юрьевич Кравченко

Не грусти и не печалься – все пройдет! Все проедет, улетит куда-то вдаль!.. Наша жизнь – как мимолетный эпизод! Как мне жаль, как мне жаль…
Давайте жить, себя в тупик не загоняя, И разные слова в свою вплетая речь, Храните верность молча, чем клясться изменяя… Друг друга постарайтесь побережней сберечь…
Но не простишь себе, когда к концу придешь,Что плохо разглядел накрашенную ложь,Что плохо разгадал: кто прав, кто виноват, Ведь розовым мог быть сиреневый закат…
Вот стали взрослыми девчонки и мальчишки, Нет идеалов, и как жить им все равно, Видно не те читали повести и книжки, Смотрели передачи и кино…

ПИСЬМО АВТОРУ

Письмо автору

Ваше сообщение отправлено. Ждите ответа.